Международная конференция по афганскому урегулированию в Москве 2018 года, к которой присоединилась делегация «Движение Талибан», нами рассматривается как важный шаг в начале дискуссии о создании зон безопасности, развитии региона, его инфраструктуры. На мой взгляд, со снятием напряженности вокруг пандемии необходимо вернуться к такому формату диалога с «Движением Талибан» ради сохранения стабильности в регионе Центральной Азии и на южных рубежах Российской Федерации.
Раймалихон Нуриддинов
Р. Нуриддинов: «Угрозы на Афганском векторе необходимо рассматривать комплексно»

Категории «афганская угроза», «афганская проблема», «афганский вопрос» и т.д. традиционно являются самими распространёнными не только среди афганистов-востоковедов, но и широкого круга экспертов-международников. На мой взгляд, террористические, наркотические и иные проблемы афганского происхождения действительно являются серьезными угрозами не только для региона Центральной Азии, но и других прилегающих государств.

Раймалихон Нуриддинов
д.п.н., профессор, заведующий кафедрой международных отношений Таджикского национального университета
Сегодня много говорится об угрозах на афганском направлении, насколько сегодня стабильна ситуация в Афганистане? Есть ли реальные риски для дестабилизации обстановки в Центральной Азии и России?
Категории «афганская угроза», «афганская проблема», «афганский вопрос» и т.д. традиционно являются самими распространёнными не только среди афганистов-востоковедов, но и широкого круга экспертов-международников. На мой взгляд, террористические, наркотические и иные проблемы афганского происхождения действительно являются серьезными угрозами не только для региона Центральной Азии, но и других прилегающих государств. Среди афганских, региональных, российских, западных экспертных групп имеются расхождения в стратегическом видении методов и подходов урегулирования указанных проблем.

Большинство таджикских экспертов едины в том, что Исламская Республика Афганистан является источником угроз дестабилизации, в то же время афганский народ в наибольшей степени страдает от данных проблем. Поэтому эти угрозы надо исследовать объективно и к их анализу подходить комплексно. К примеру, афганский героин не производился бы в таком качестве и масштабе без заинтересованности международных преступных синдикатов и поставки необходимых ингредиентов для их производства.

С учетом неэффективности действия Международных сил содействия безопасности, миссии НАТО и ООН, а также нестабильности на Ближнем Востоке, сохраняются реальные риски для дестабилизации обстановки в Центральной Азии и Российской Федерации.

Лидеры Таджикистана и Российской Федерации неоднократно отмечали, что терроризм и экстремизм не имеют этно-конфессиональной сущности, а являются результатом неправильной деятельности ряда государств региона и Запада, которые превратили Афганистан в полигон и лабораторию для испытания новейших способов соперничества и борьбы со своими соперниками. Это продукт деструктивной политики заинтересованных государств в дестабилизации ситуации в регионе Центральной Азии, и через этот жизненно важный геостратегический район, и в Российской Федерации.

После разрешения сирийского конфликта, отдельные подразделения ИГИЛ (запрещенная в России международная террористическая организация) устремились на территории Афганистана и Таджикистана. Как вы оцениваете вероятность боевых столкновений по инициативе «афганских филиалов» террористической организации? А что касается движения «Талибан»?
На мой взгляд не стоит так категорично рассуждать о разрешении сирийского конфликта. Конфликт в Сирийской Арабской Республике из одной фазы переходил в другую и еще полностью не разрешался. Хотя с языковой точки зрения при анализе военно-политических конфликтов более приемлемо использование категории «урегулирование». Да, успехи Сирийской армии при поддержке Российской Федерации налицо. По имеющимися данным и со слов афганцев, проживающих и обучающихся в Таджикистане, при подавлении боевиков ИГИЛ (запрещенная в России международная террористическая организация), часть их, прежде всего те группы, которые были сформированы из числа выходцев из государств Центральной Азии, были переброшены на территорию Афганистана летательными аппаратами без опознавательных знаков. Но, не на территорию Таджикистана, как вы утверждаете в своем вопросе, а на северные, граничащие с Таджикистаном районы. Поэтому не только вероятность, но и реальность участие этих групп в боевых столкновениях на территории Афганистана подтверждаются заявлениями и официальных кабульских властей, и представителями «Движения Талибан».

Что касается «Движения Талибан», после подписания мирного соглашения со спецпредставителем Соединенных Штатов Америки З. Халилзодом мира и стабильности в Афганистане не стало больше. Как происходили, так и происходят столкновения между правительственными силами и боевиками «Движения Талибан».
В прошлом году широко обсуждался инцидент на границе Таджикистана и Узбекистана, когда боевики ИГ совершили нападение на таджикскую погранзаставу. Кто сегодня охраняет границу? Насколько она открыта и безопасна?
Да, действительно на одном из погранзастав между Республикой Таджикистаном и Республикой Узбекистаном в 2019 году произошла нападение, которое сопровождалось человеческими жертвами. Силами Государственного комитета по охране государственной границы часть нападавшие были ликвидированы, а другая часть были захвачены.

После вывода российских пограничников усилиями Президента Республики Таджикистана и при активной помощи Российской Федерации были созданы отвечающие современным требованиям Государственный комитет по охране государственной границы Республики Таджикистана в структуре Государственного комитета по национальной безопасности Республики Таджикистана. На данную структуру и возложена охрана не только таджикско-афганских, но и таджикско-узбекских, таджикско-китайских и таджикско-киргизских участков государственной границы.

Под Душанбе расквартирована полноценная, современная, оснащённая всеми современными видами вооружения и самая крупная за пределами Российской Федерации военная база.
Международная конференция по афганскому урегулированию в Москве 2018 г., к которой присоединилась делегация «Талибан», положила начало дискуссии о создании зон безопасности, развитии региона, его инфраструктуры. Насколько такой формат жизнеспособен?
Международная конференция по афганскому урегулированию в Москве 2018 года, к которой присоединилась делегация «Движение Талибан», нами рассматривается как важный шаг в начале дискуссии о создании зон безопасности, развитии региона, его инфраструктуры. Любой созидательный проект заслуживает всяческого одобрения. Но, защиту собственных национальных интересов и жесткую конкуренцию еще никто не снимал с повестки дня. Некоторые региональные и мировые центры не заинтересованы в усилении позиции Российской Федерации в афганском направлении.

На мой взгляд, со снятием напряженности вокруг пандемии необходимо вернуться к такому формату диалога с «Движением Талибан» ради сохранения стабильности в регионе Центральной Азии и на южных рубежах Российской Федерации.
Ia-centr.ru, Лаборатория по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве
Made on
Tilda